тверской информационный портал
Одной строкой
19.10 06:52
В Твери задержали очередного наркобарыгу с 13 граммами амфетамина и 140 граммами марихуаны
19.10 06:51
В Осташкове 37-летний мужчина угнал у знакомого велосипед
19.10 06:50
В Западной Двине в ходе конфликта двух мужчин, один из оппонентов расколотил второму УАЗ
19.10 06:49
Жительница Тверской области пила с малознакомым мужчина и осталась без кошелька с 8000 рублей
04.06 12:48
У жительницы Москвы в Тверской области ограбили дачу: вынесли всю бытовую технику

Афиша - Театр - Отхожее место, или Доходный промысел?

Отхожее место, или Доходный промысел?

2020-06-10 12:40:30

Отхожее место, или Доходный промысел?

В период продолжительной самоизоляции вспоминаем премьеры сезона тверских театров.

В ноябре 2019 года в Тверском театре драмы вышел спектакль «Доходное место».

«А не замахнуться ли нам на Александра, нашего, Островского?..» – именно такой перефразированный вопрос хочется задать, заглянув на спектакль «Доходное место» в Тверском театре драмы. Замах был на рубль, а удар… на два. Вера Ефремова поставила, в общей сложности, наверное, более десяти спектаклей по этому автору. Её дело продолжили.

Продолжили во всех смыслах. Режиссёр – Геннадий Шапошников, который, согласно сайту Тверского театра драмы, и «главный режиссёр московского «Театра на Покровке», и главный режиссёр Ростовского академического театра драмы имени М. Горького» – выстроил постановку в традиционном ключе. И в плане «прочтения» произведения, и в плане костюмов, и в подаче материала… Одним из первых подкачало оформление.

Постмодернизм

Направляясь на спектакль по классическому произведению, меньше всего на свете хочешь видеть мятый баннер в качестве задника сцены. Так обозначается место действия. В программке (25 рублей штука) указано, что это «художество» за авторством заслуженного художника России Виктора Герасименко.

Отчасти всё происходящее на таком фоне походит на дорогую рекламу какого-то банка со звучным названием и внушительным бюджетом на пиар. Кажется, что ещё секунда, и Василий Жадов сломает четвёртую стену и посоветует зрителю ипотеку по сниженной ставке или вклад под выгодные проценты.

В этом смысле центральной композиции декораций повезло больше. Громоздкие колонны, стоящий по бокам кулис, внушают должный трепет и уважение, будто авторитет чиновника-самоуправца. Находка, которую в процессе даже обыгрывают – слуга Григорий (арт. Никита Бахметьев) несколько раз пытается сдвинуть эти махины.

Слыть сторонником длинных театральных пауз, чрезмерной «вдумчивости» и «тяжеловесности» в манере игры актёров, вероятно, уже давно не комильфо. К слову, таковое я отчасти нашёл в телеспектакле «Доходное место» 1981 года с Владимиром Богиным в роли Жадова. Впрочем, это не умоляет плюсы произведения Малого театра.

Труппа Тверского театра драмы, возможно, из-за гонки госзадания по количеству спектаклей (быстрее, больше, смешнее!) или ещё по какой-то причине, наоборот, в массе своей, выбрала интонацию эдакой скороговорки. Будто исполнители (Сергей Бескакотов в роли Жадова – точно!) боятся, что при секундной паузе зал заскучает.

При этом отдельные работы актёров, на мой взгляд, гармонируют с режиссёрской задачей – показать, что «все воруют, но при этом сделать ничего нельзя». Что отчасти перекликается с замыслом драматурга.

Так и получается, что классика замешивается на некоторой неряшливости.

Смерть бога

История «Доходного места» строится на конфликте высокопоставленного чиновника Аристарха Вышневского, чью роль выразительно, обстоятельно, крепко, пусть и слегка однотонно, воплотил заслуженный артист Залим Мирзоев, и просвещённого молодого человека, идеалиста Василия Жадова, которого сыграл Сергей Бескакотов.
У Сергея Сергеевича в арсенале умение исполнять легковесного «юношу бледного со взором горящим», которые прямо-таки порхает (в случае «Дачной лихорадки» – в прямом смысле). И в данном случае это сыграло с ним злую шутку – правдоруб Жадов смотрится смешно, несерьёзно… Артист несколько «забалтывает» текст, по жестам считывается – махнул рукой на свои идеи. Вполне может вступить в гвардию взяточников.

Много серьёзнее к своей работе подошёл Константин Василенко. Видно, что он понимает своего героя, старается даже в натуре пройдохи и мздоимца найти положительные качества. Ведь его персонаж Онисим Белогубов и жене (арт. Яна Голубева) меха и шелка преподносит, и тёще (арт. Татьяна Лугачёва) помогает. Константин органичен. В эпизоде в трактире он буквально по-братски, сочувственно предлагает Василию Жадову денежную помощь.

Это читается в складке на лбу и в поджатых губах. Нечистому на руку госслужащему не чуждо проявление человечности.

Чётко и ясно выстроены любовные линии спектакля. Виктория Козлова как характерная актриса замечательно отыгрывает ненависть и холодность к своему пожилому супругу (засл.арт. Залим Мирзоев). Её гневный взор надолго впечатывается в память.

Семья Кукушкиных – мать и сёстры в исполнении Татьяны Лугачёвой, Яны Голубевой и Полины Осташевской – прекрасное актёрское трио. Татьяна Евгеньевна создала образ Фелисаты Герасимовны широкими мазками с утрированно суровым отношением к дочерям, сменяющимся притворно доброжелательным. А их дуэт с заслуженным артистом России Андреем Журавлёвым, Аким Акимыч Юсов, выглядит удивительно сыгранным.

Яна Голубева в роли корыстолюбивой Юлиньки не перетягивает одеяло на себя, но в тоже время делает свою героиню колоритной и запоминающейся. Вот она на ремешке, словно на поводке, подтягивает своего возлюбленного на разговор, вот хвалится нарядами и подарками. Выправка, умение держать себя – уверен, всё это наработки исполнительницы.

Главной же звездой постановки стала Дарья Осташевская, вжившаяся в образ Полины, супруги Жадова. Служительница Мельпомены, недавняя выпускница вуза, в прекрасной форме. Во всех смыслах.

Дарья Викторовна взяла ноту – и в голосе, и в поведении – юной, глупой девушки, которая слушается «маменьку», но при этом заботится о своём счастье. Наивность, чистота и искренность читаются и в блеске глаз, и в улыбке, и в том, как милы любовные сцены – к примеру, с пирожным. В их химию с Жадовым веришь!

Сильный комедийный приём, используемый Дарьей Осташевской – радикальное изменения тембра голоса. По-видимому, благодаря природе, она может в одних эпизодах говорить трепетным голоском «юной леди», а в других – басом спрашивать что-то а-ля «не попутал ли ты милый?». Это, конечно, шутка.

Главный же вопрос, который мучил меня на протяжении всего просмотра – что нового хотел сказать нам режиссёр, взявшись за эту пьесу-памфлет? Все воруют? Девушка не будет любить бедного? Всё тайное становится явным? Думаю, всего понемногу, но ничего конкретно.

Режиссёр умер в актёрах.

Коллективный Островский

Ножницы почти не касались текста произведения – создаётся ощущение, будто многое отдано на откуп лицедеям. Конечно, это благодатно с той точки зрения, что зрители-школьники могут прикоснуться к русской классике, услышав со сцены текст Островского без купюр.

Но, с другой стороны, любое произведение – не слепок с реальности, а отточенная мысль… Сугубо на мой взгляд, в этом случае равнозначны темы взяточничества и любовных перипетий. Это несколько затягивает спектакль, снижает накал страстей.

Но это только моё брюзжание. Прекрасная постановка. Провокационный вопрос в заголовке получает лишь один ответ: «Нет, конечно!» Ибо на фоне иных вакханалий это – пусть и неогранённый, но бриллиант.


комментарии:


Также в новостях


Лента новостей
ФОТО
ВИДЕО
ТОП читаемых