16+
19 августа 2018
тверской информационный портал
Одной строкой
22.03 13:19
В Тверской области осудили гражданина Беларуси, который убил человека на пилораме
21.03 23:23
Кровавая бойня в Конаково: пожилой мужчина зарезал сожительницу и своего пасынка. Подозреваемый арестован.
02.03 16:48
В Нелидово во время пьянки мужчина украл у своего собутыльника сумку с едой
02.03 16:48
Под Тверью 20-летний парень унёс шкатулку с ювелиркой у 40-летней знакомой
02.03 16:47
В Кесовой Горе безработный мужчина хранил 200 грамм марихуаны и теперь сядет в тюрьму

Медиа - Интервью - Шип вселенной - death нетленный

Шип вселенной - death нетленный

2017-08-15 13:31:03

Шип вселенной - death нетленный

Один день из жизни обычной тверской рок-группы, играющей в стиле death-metal.

После концерта...

Парни открывают дешёвое пиво. Первый же вопрос, который задают мне – под чем я был на их выступлении? И самое смешное, что я ничего не употреблял, кроме кофе. Просто отрывался под нехилые риффы и кач.

В небольшом помещении – звукорежиссёр Александр Виноградов колдует над подвешенным на стене пультом, гитарист Николай Максимов взял в руки проверить бас. Евгений Шишканов, чей инструмент мучают, и Николай «Каин» Жукаускас, вокалист, беседуют со мной. В проекте также – отсутствующие на импровизированной репетиции Артём Балашов, который на ударных, и гитарист Андрей Смирнов.

Евгений: Первые три года больше бухали, нежели играли. Никакого материала не было – люди приходили «на пьянку с гитарой».

Александр: Находились в творческой прострации.

Здесь, на репбазе, оборудования вкупе с инструментами, как признался Евгений Шишканов, "на два "Мерседеса" SLK-модели. Тверская группа «Thornhime» («thorn» – с англ. «шип») существует аж с 2002 года. 

Тогда Евгению прямо на вечеринке поступило предложение играть на гитаре в коллективе, который собрал Михаил Горбатов, экс-басист рок-группы «Воланд» (она играет и ныне, только в Екатеринбурге). Стартовали ребята вместе с такими динозаврами тверской сцены, как «Пост», «Некрудер».

Евгений: Ребята реально были профессионалами – знание в 80-ые и 90-ые передавалось по наследству. Это не то, что многие нынешние самоделочные команды, которые учатся, перепевая. Я в своё время занимался гитарой у Альберта Казаченко, тогдашнего гитариста «Воланда». Он сейчас возглавляет студию «Pantera records».

«Это семя мы несём в себе до сих пор»

Евгений: Михаил Горбатов быстро понял, что мы хотим играть более тяжёлую музыку, нежели хард-рок или хард-н-хэви. В группе был и Саймон, Дмитрий Скоромный, основатель группы «Крэк», известный товарищ в наших кругах. Хороший басист, великолепный человек, с которым мы расстались буквально год назад.
Евгению, чей гроул изначально придавал мелодичному дэт-металлу нужную жёсткость, пришлось временно встать за бас. И тогда возник вопрос – кого нужно найти. Всё-таки басиста или нового вокалиста?

40 человек – на бас или вокал!..

Николай М.: Не качали они, не могли проникнуться всей этой темой.

Евгений: Да и материал был не для них. Для типичных тверских басистов музыка оказалась сложновата, а концепция непонятна. Люди старой школы – Денис Мазурин, Альберт Казаченко, старые перцы, которым за 40 – они эти риффы воспроизводят на раз. А молодёжь, как мне кажется, привыкла играть ровно, держать один ритм. Они не умеют, к примеру, затактовые доли ловить. 

Николай М.: Как должна звучать эта музыка? Как на волну океана лёг - и тебя качает. Кач, именно дикий кач. Команда должна максимально чётко исполнять одно и то же. Тогда и появляется такой эффект. Это ещё говорит и о профессионализме.

Пока ребята терзают бас-гитару, выходим с Евгением и Николаем «Каином» в коридор.

Евгений: С Колясиком забавно получилось. Не только я, но весь народ угорал конкретно. Мы дали объявление в соц.сети, что ищем вокалиста. Перед Коляном кандидатов пять было. И хороших, и плохих. Фокус в том, что никто нам не глянулся. И тут мне звонит Коля, с которым мы списались и такой (утрированно тонким-тонким голосом): «Привет! Вы вокалиста ищете?» Я говорю: «Да», а потом уточняю: «Сынок, а сколько тебе лет-то?» А Коля сразу: «Вот только не надо по возрасту судить обо мне!»

Николай «Каин»: Ты ещё начал спрашивать про откос от армии, про время свободное. Я сказал – всё в порядке, в восьмом классе учусь.

Евгений: Я уточняю: «А на концерты ты с мамой будешь ходить?» Коля такой: «Да!» И мои все такие: «Нет-нет-нет! Ни в коем случае! Не берём!» Я говорю: «Пускай парень придёт». Ничего не теряем – за спрос не дают в нос. На пробе Коля, дал жару. Вижу, что у него глаза горят. Все призадумались. Я говорю: «Давайте с ним поработаем».

Евгений приносит извинения и уходит проверить – не треснули ли стены от плотного баса, звучащего из-за двери реп. точки. И тогда я с пристрастием берусь за «допрос» Николая «Каина».

- Как же получилось, что ты решился начать гроулить? Тебе же 15 лет?

Николай «Каин»: Да. С «Thornhime» пою с февраля. До пятого класса слушал вообще рэп. Потом началось – «Skillet», «Linkin Park», «Король и Шут». Затем отошёл от этого, начал врубать в дэткор, металкор и различные поджанры. Благодаря «Slipknot» стал экстримить (петь экстремальным вокалом – прим. автора). Я дома сидел и захотел петь, как вокалист этой группы. Начал просто орать. Два года орал. А потом стало получаться петь гроулом. Оно само так вышло. Я посмотрел видео – оказывается, правильно это делаю. Начинал вообще с игры на гитаре в группе. Несколько коллективов сменилось – не совпадали вкусы. Тогда решил собрать свою банду. Уже в роли вокалиста. Назвались «Natural Selection» («Естественный Отбор» – пер. с англ., прим. автора). Мы играли полгода – репетировали крайне нерегулярно, у всех дела. И дальше шёл через тернии… То не совпадали вкусы, то совпадали, но люди исчезали, уезжали в другие страны, просто забивали на музыку и т.д. «Рекорд» жизни одного из вариантов бэнда был три репетиции.

«Главное – практика», – думаю про себя. В то время как Николай сетует: «Получается, группу менял каждые полгода…» 

«И тут я признался, что Гена Бобков – это я».

Николай «Каин»: Затем в группе тверских музыкантов нашёл объявление, что парни ищут вокалиста. Указал сразу гроул/харш/скрим немного, чистый - плохо. 
Вокалом сейчас занимаюсь с Артёмом Соболевым, который играет в группе «Miridah»…

(и тут я понимаю, что где-то в тверском андеграунде теплится жизнь, да ещё как)

Николай «Каин»: …он практикует лет с 10. Крут в своём деле. У Артёма голос довольно высокий, но по низким нотам мы с ним можем практически одинаково гроулим. Хожу к нему только ради чистого вокала и скрима. Я ведь даже не знаю толком – какой у меня тембр. Баритон или что-то такое... Вообще, изначально я играл на гитаре. Во втором классе 4-ой школы с нами дополнительно занимался учитель музыки. Два часа – 100 рублей. Четыре года педагог проработал, а потом умер. Мы были очень благодарны за полученные знания. Половина школы благодаря его урокам влюбилась в музыку. Он закупал электрогитары для нас, всякое оборудование. В один период трудовик, который угорает по такой же музыке и сам играет, позвал в школу классного гитариста. Но возникли проблемы, и он ушёл из преподавательского состава.

- Какая у тебя конечная цель? Стать профессиональным музыкантом или оставить музыку как хобби?

Николай «Каин»: Когда начинал слушать тяжёлую музыку, я смотрел на Кори Тейлора, Честера Беннингтона (царство ему небесное) и представлял себя на их месте. Многие так делают, но не каждый может идти к цели. Планирую получить высшее образование, скорее всего, филологическое. Но быть вокалистом – это моя мечта.

- Ты пишешь стихи, песни?

Николай «Каин»: Раньше пробовал. Сейчас как-то не до этого, но задумок много. Ведь мы играем мелодик дэт, а для меня любимый жанр – это дэткор. Я с товарищем из другого города списался, он делает целиком на компе музыку, которая звучит как настоящая. Мечтаю замутить сольник. Его минус – мои текст и вокал. Также, после того, как выпустим альбом с песнями, написанными пять лет назад, Евгений предложил творить вместе. Я ратую за тексты на русском. Мне кажется, иностранцам интересна такая тема.

- Как родители относятся к имиджу и музицированию?

Николай «Каин»: Они уже привыкли. Когда был переход из 6 в 7 класс, я пытался отрастить волосы, но они очень быстро салились. Родители не могли на это смотреть и предложили компромисс – короткая стрижка, красный цвет волос и проколотые уши. После этого они ко всему нормально относятся.

У Николая выкрашенные в чёрный волосы, достающие до плеч, в ушах тоннели по 12 миллиметров. Пока обсуждаем сценические образы выходим на улицу – часть компании подышать свежим воздухом, часть – покурить. Речь заходит про первое совместное выступление.

Евгений: На концерте кач был. А вот всего остального не было. На репетициях играем лучше, чем на выступлении. Акустика и техника не позволили выложиться. Да, к тому же, ещё сыгрываемся…

Николай М.: Девять лет не играл… Волнительно. Но отошло на второй-третьей вещи.

Евгений: А вообще, хотим развиваться, выйти за рамки Твери. Стараемся сохранить самобытность, не копировать чей-то стиль, не играть «неизданные альбомы известных групп». Главное – не потерять себя. Ведь то, что ты пишешь – это и есть ты. Если неподражаемая команда не распадается, из неё образуется бриллиантик, который будет сверкать. Наш бэнд фактически собрался заново – но что поделать, надо поднажать!

- Для какой аудитории потом хотите играть?

Николай М.: Пенсионеры, дети, грудные дети, рабочие, в основном. Анархо-коммунизм. (Все смеёмся). Но вообще, хотим нести музыку в массы. Ездить по всей России и не только. Со мной в армии служили парни из Сибири, всем нравится металл.

Евгений: Музыка, в принципе, ориентирована на людей от 35-40 лет. Думаю, тексты написаны именно в эту степь, на этот уровень.

Николай «Каин»: Нам нужно немножко…

Евгений: Что касается молодёжи… Ей похер, подо что рубиться. Самое главное на концерте было – Коля «Каин» пригласил многих своих товарищей, и они с удовольствием рубились под эту музыку. Вспоминаю себя в возрасте 18 лет – мне нравилось всё! И «Halloween», и «Metallica», и «Slayer»… Музыка качает, пропирает и я «за». Взрослые люди более вдумчиво выбирают музыку, мне кажется. Я надеюсь на это.

- А в будущем, если Николай Каин будет продвигать более молодёжные темы, как вы это воспримете?

Евгений: Если Николай будет продвигать более молодёжные темы, Николаю придётся сменить команду, вот и всё. Мы уже не молоды, мы – динозавры…

"Я вас сдвину всех с мёртвой точки" 

Евгений: Пипец, какие старые пердуны. Нам уже сложно что-либо менять…

Николай «Каин»: Я научу вас играть… 

(не могу сдержать смех)

Николай М.: Пойду сбрею бороду…

Евгений: Да, а вот Николай обещает научить нас играть. Не, кстати, в своё время, в 2012 году, начали играть металл с элементами дабстепа. Но отошли от этого, потому что классика есть классика. Ну, я считаю, нет смысла развиваться в ещё каком-то направлении. Можно записывать отдельные альбомы, добавляя какие-то неординарные музыкальные элементы.

По примеру, «Korn». Ну, это классика, Коль, извини (увидев скептическое выражение лица Николая «Каина»). Где-то пару дабстеп вещей записали, где-то а-ля саундтрек из «Mortal Kombat», что-то пошустрее, как «Suicidal Tendencies». А потом ребята вновь вернулись к своему направлению, за что их все любят. Потому что спрос на такую музыку всегда будет. Пусть и количество фанатов время от времени меняется.

- Варианты заграничных туров рассматриваете?

Евгений: Почему бы и нет. Более того, у меня есть 11 друзей-немцев, с которыми мы в 89-90 плотно общались. Потом они приезжали к нам, мы приезжали к ним. «Друзья по переписке» – была такая программа в своё время в школах. До сих пор держим связь, общаемся уже в фэйсбуке. Они очень пристально следят за творчеством нашей команды. Мы в своё время выступали с финской бандой «Profane Omen». Есть знакомый продюсер в этой стране. Правда, был инцидент, что мы лицо им хотели набить. Что-то они выпендривались.

Александр: Рабочие моменты.

Евгений: Да, но потом мы всё разрулили, выпили водки. Они нас в Москву приглашали выступить. Очень простые ребята. Потому что политика политикой, а общее с людьми из народа – абсолютно другая тема. В том числе и поэтому сейчас стараюсь на английском тексты писать. До этого только я сочинял. Английский и русский – 50 на 50. Сейчас записываем первый альбом, хотим сделать для каждой композиции две версии – и на том, и на том языке.

Обсуждаем тему заграничных рокерских тусовок и российских. По мнению Евгения, сейчас, особенно в плане одежды и аксессуаров, «металлюжные гвардии не различаются». Зато в 99,9% случаев с командой едет профессиональный звукорежиссёр. И организаторы всегда стремятся выбрать место для выступления с хорошей акустикой. Что уж говорить о качественной аппаратуре.

- Вы сами занимаетесь только лишь музыкой или ещё чем-то?

Николай М.: Помимо музыки кручу болты и гайки на заводе.

Александр: Кручу провода и всякие «сопли» налаживаю юзерам.

Евгений: Я – официально безработный, подрабатываю по строительству, на реконструкции, допустим. Артём, барабанщик, – фармацевт.

Николай М.: Хотелось бы, чтобы какие-то дивиденды от музыки шли.

Евгений: Поэтому перестаём гнать лажу, точим материал, делаем много своих вещей для альбома. Это требование промоутера. И начинаем выступать за деньги. Я считаю, что любой труд должен быть оплачиваем. В том числе и наше хобби.

Николай М.: А интеллектуальный труд должен быть оплачиваем вдвойне.

День концерта.

Накануне нашего разговора я пришёл на выступление «Thornhime. Действительно, с матерью Николая «Каина».

Валерия – родитель прогрессивных взглядов. Более того, на ней футболка с лого группы. И вот после часового ожидания на сцену выходят проверять настройку аппаратуры все члены коллектива. Отсутствует только вокалист.

После вступления на сцену выбегает «Каин», выглядит он более чем экстравагантно. На парне костюм покемона Пикачу, на лице полосы грима, в глазах чёрные линзы. Затем на зал обрушился шквал тяжёлых риффов, гроула и убойных барабанных ритмов. В какой-то момент я понимаю, что различить слова песен, к сожалению, невозможно. Я прошу последить за сумкой Валерию и, напрочь забыв про возраст (25 лет) и собственную "пожизненную" серьёзность, прыгаю в слэм и мош, которые начались с первых же аккордов «шипастого» смертельного металла.

Для информации:

Разновидности экстремального вокала и танцев, упомянутые в тексте:

Гроул/гроулинг – низкий «рычащий» вокал, достигаемый расщеплением связок;

Скрим/скриминг – высокий вокал, в этом виде пения также используют расщепление связок,

Харш – разновидность скриминга, высокий и очень агрессивный хриплый голос,

Чистый вокал – в случае метал-музыки – эстрадный вокал, без дополнительных приёмов.

Слэм – действие публики на музыкальных концертах, при котором люди толкаются и врезаются друг в друга.

Мош – агрессивный танец с активными движениями руками и ногами.

Текст: Степан Каменев


комментарии:


Также в новостях


Лента новостей
ФОТО
ВИДЕО
ТОП читаемых